Утечка мозгов стоила Алжиру обошлась в 165 миллиардов долларов за 30 лет

Из Гвинеи уходят инвесторы, но далеко не все

 

Международный горно-металлургический гигант RioTinto продал свою долю в железорудном мегапроекте Simandou в Гвинее. Почему столь внушительный инвестор покинул Гвинею, порталу mediageek.ru рассказал аналитик Леонид Хазанов:

Leonid-Hazanov«История попыток освоения гигантского железорудного месторождения Simandou может вполне стать сюжетом для лихо закрученного детектива. Оно было обнаружено свыше века тому назад, и с тех пор было постоянно в центре внимания горнодобывающих компаний. Однако мятежи местного населения против французских колонизаторов, а после обретения в 1958 г. Гвинеей независимости — взятый жесткий курс на построение социализма с африканской спецификой, военный переворот 1984 г. и другие политические пертурбации отпугнули немало потенциальных инвесторов.

Тем не менее, Simandou продолжало оставаться в поле зрения международного капитала, поскольку отличается не только огромными запасами железа, но его высоким содержанием в рудах. Находится же оно в удаленном районе страны с неразвитой транспортной инфраструктурой, инвестиции в его разработку оцениваются в колоссальную сумму – порядка $20 млрд.

В 1997 г. RioTinto договорилась с правительством Гвинеи о разработке Simandou, получив все четыре блока, на которые было разделено месторождение. Потом два из них у нее отобрали, передав BSG Resources. Начались бесконечные тяжбы между RioTinto, BSG Resources и властями Гвинеи, затянувшиеся на долгие годы и сопровождавшиеся сменой правительств. Вдобавок, 51% акций BSG Resources купила бразильская Vale, RioTinto же привлекла в партнеры китайскую Сhinalco и International Financial Corporation (IFC, входит в World Bank).

Затем в Гвинее вспыхнула лихорадка Эбола, ухудшившая ее и без того плохой инвестиционный климат, цены же на железную руду пошли вниз, сделав очень привлекательный проект менее привлекательным.

В итоге из проекта вышла Vale, за ней последовала IFCи, наконец, Rio Tinto продала свою долю в нем Сhinalco. Сумма сделки равна $1,1-1,3 млрд, точную цифру Rio Tinto утаила от общественности.

Любопытно, что Сhinalco вообще-то занимается производством первичного алюминия. По всей видимости, она либо подобным образом хочет диверсифицировать бизнес, что при нынешней конъюнктуре отнюдь не лучший способ, либо же действует в интересах каких-либо китайских инвесторов, пожелавших получить месторождение по минимальной цене. Поскольку компании из КНР в буквальном смысле слова колонизируют Африку, скупая приглянувшиеся активы и вкладывая средства в выгодные для них проекты, это выглядит логичным.

Впрочем, в Гвинее есть инвестор, переживший массу перипетий в истории страны, — Русал. Он владеет здесь комплексом по добыче бокситов и переработке их в глинозем Friguia и Compagnie des Bauxites de Kindia (СBC), тоже добывающей бокситы. И если Friguia простаивает с 2012 г., то CBC за девять месяцев 2016 г. увеличила добычу бокситов на 6,6% до 2,733 млн т.

Кстати, в апреле Русал и правительство Гвинеи договорились о возобновлении функционирования Friguia и разработке крупного бокситового месторождения Dian-Dian, то есть Русал намерен закрепляться в стране и дальше.

Помимо Русала, внимание к Гвинее проявляют холдинг «Вертолеты России», концерны «Алмаз-Антей» и «Тракторные заводы», правда, в рамках продажи своей продукции. Об организации здесь совместных предприятий речь не идет, экономика Гвинеи явно останется сырьевой.

Не считая бокситов и железных руд, в Гвинее имеются и кимберлитовые трубки. Более того, британская Stellar Diamonds провела в июне оценку алмазов, добытых в ходе бурения на месторождении Baoule. Ее результаты дают основания предполагать, как наличие больших запасов алмазов, так и высокую концентрацию крупных по размерам камней в глубинах трубки.

Возвращаясь же к Simandou, можно прогнозировать, что пока осваиваться оно не будет — рыночная конъюнктура, мягко говоря, не предполагает к масштабным капитальным вложениям. Сhinalco, вероятно, предпочтет его попридержать до лучших времен, выбив заодно у властей какие-либо преференции и льготы. Те же, в свою очередь, не откажут ей, ведь прихода новых серьезных инвесторов масштаба Rio Tinto в Гвинею не предвидится».

Леонид Хазанов
аналитик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*