Сомнительная законность военного вмешательства в Гамбии

Сомнительная законность военного вмешательства в Гамбии

С ростом напряженности в Гамбии, коалиция западноафриканских государств развернула свои войска вдоль границ страны, готовясь начать военное вмешательство в случае отказа президента Яхья Джамме уступить власть победившему на выборах лидеру оппозиции Адаму Барроу. Сенегальские войска пересекли границу 19 января 2017 года, но затем остановились, дав Джамме больше времени на раздумья.

Несмотря на непопулярность Джамме на континенте и во всем мире, законность военной интервенции в Гамбии оставляет много вопросов.

По сути, в Африке, как и везде в мире, ключевым фактором, определяющим вероятность военного вмешательства, является политическая воля, а не законность. В результате, интервенция часто является несостоятельной и лицемерной.

Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) обладает исключительными полномочиями на санкционирование военного вмешательства. Согласно уставу организации, применение силы является законным в случае самообороны или же в ответ на угрозу международному миру и безопасности.

В случае Гамбии, самооборона явно может быть исключена. Но представляет ли страна угрозу для международного мира и безопасности? Очевидно, это зависит от точки зрения. Но все это лишь теория.

На практике, с момента окончания холодной войны СБ ООН интерпретировал некоторые внутренние кризисы, как угрозы международному миру и безопасности. Например, в 1994 году он санкционировал применение силы в Гаити с целью восстановления в должности свергнутого президента Бертрана Аристида.

В соответствии со статьей 52 ООН признает роль региональных организаций в «мирном разрешении споров». Статья 53 предусматривает, что региональные организации могут «применять принудительные меры», но это должно быть сделано с «явного разрешения Совета Безопасности».

Таким образом, при необходимости применить силу, региональные организации должны запросить разрешения СБ, но на практике, как оказалось, ООН готова закрыть глаза на явное нарушение требований статьи 53.

Главенству СБ ООН в определенной степени был брошен вызов – в 2003 году Африканский союз (АС) принял учредительный акт, согласно которому организация имеет право «совершать военное вмешательство на территории государства-члена при наличии серьезных обстоятельств, а именно: военных преступлений, геноцида и преступлений против человечности».

Это привело к спорам относительно того, является ли АС, по сути дела, альтернативным источником полномочий в СБ ООН.

Но, что самое важное, в случае Гамбии нет абсолютно никаких доказательств совершения всех вышеперечисленных преступлений. Следовательно, законность интервенции можно поставить под сомнение.

Еще одним основанием, хоть и достаточно противоречивым, для интервенции является одностороннее гуманитарное вмешательство. Оно относится к ситуациям, когда государство или группа государств могут действовать без явного разрешения ООН с целью предотвращения зверств, совершаемых внутри другого государства.

И хотя законность такого вмешательства вызывает сомнения, некоторые утверждают, что такие действия могут иногда быть законными по моральным или гуманитарным соображениям.

Таким образом неясно, является ли военное вмешательство в Гамбии, в его нынешнем виде, законным. Тем не менее, можно задаться вопросом, действительно ли это имеет такое уж важное значение. История показывает, что политика, а не правовые тексты, определяет, должно ли быть вмешательство, и то, как его воспримет международное сообщество.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*